Эпизоды борьбы китайцев с китайцами

Эпизоды борьбы китайцев с китайцами

Таким образом три четверти из имеющихся у нас зафиксированных эпизодов борьбы китайцев с китайцами приходятся на период консолидации, последовавший за воцарением Чжоу. Кроме них, зафиксированы еще всего лишь три эпизода борьбы между самими китайцами, и все они имели место в последнее столетие Западной Чжоу. Таким образом, после утверждения династии Чжоу у власти наступил период, длившийся около двухсот лет, на протяжении которого, если судить по источникам, китайские армии вовсе не сражались против китайцев. И даже в последнем столетии правления Западной Чжоу таких эпизодов было лишь три. Поэтому даже если в конце Западной Чжоу постепенно складывался кодекс рыцарского поведения — а так оно, безусловно, и было — то едва ли он мог часто находить применение в битвах. Поэтому даже если в конце Западной Чжоу постепенно складывался кодекс рыцарского поведения — а так оно, безусловно, и было — то едва ли он мог часто находить применение в битвах.

Ведь такой кодекс может действовать только тогда, когда обе противоборствующие стороны знают и придерживаются его. Военные действия в эпоху Весен и Осеней должны были бы быть, в идеале по крайней мере, некоей «джентльменской игрой». И несомненно, что одна из главных причин презрительного отношения к варварам, характерного для данной эпохи, заключается в том, что последние не следовали «правилам» и даже не знали о них — по сути, они не были «джентльменами». В «Цзо чжуань» мы читаем, что варвары способны совершить внезапное и коварное нападение, что жуны «не придерживаются должного порядка», что ди лишены чувства стыда, и потому, не мудрствуя лукаво, бегут с поля боя, если это представляется им выгодным. Понятно, что варвары не вели битвы в китайской манере и не подчинялись «китайским правилам».

Духом войны проникнута практически каждая страница «Энеиды» Вергилия, национального эпоса римлян. Даже открывается она словами «Оружие я славлю». Основание Рима предсказывается в словах о том, что Ромул создаст государство и возведет город божества войны.

Вновь и вновь перед читателем предстают картины счастливой гибели на поле брани. «Гнев и ярость завладевают душою моей, и думаю я о том, сколь славна гибель в бою!» И даже в тех эпизодах «Энеиды», где речь, казалось бы, не идет о войне, мотивы смерти и жестокости просматриваются почти повсеместно.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Еще не оценили)
Загрузка ... Загрузка ...

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: